Государственное бюджетное учреждение культуры
Приморская краевая публичная библиотека им. А.М. Горького
Вы здесь. "Мы в воздухе одном". Борис Пастернак

1 мая 2017 г.

Вы здесь. Мы в воздухе одном.

Воздух, которым мы дышим, все еще полон поэтической энергии Бориса Пастернака. Он напитан ею так, как может быть напитан электричеством высверк молнии в предгрозье. «Вы любите молнию в небе, а я — в электрическом утюге». Это — Маяковский. Он подсмеивается над Пастернаком.

Мы принимаем эту шутку, потому что она — дружеская. Потому что так вышучивают друг друга гении. И еще мы знаем, что Маяковский чуть-чуть рисуется… Он тоже любит молнию в небе. Но он прячет от нас эту любовь. «Агитатору, горлану, главарю» за «лирическим томиком» тянуться не пристало. Поэт напускает на себя, а внутри — та же дрожь, которую ты испытываешь, когда завороженно всматриваешься в звездную даль. «Ведь если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?.. Значит, это необходимо?..»

И Пастернак, и Маяковский — из того же ряда. Из ряда наших первейших необходимостей. Только что от нас ушел Евтушенко. «Схороните в Переделкине. Поближе к Пастернаку». Воля последнего большого поэта современности исполнена. Поэт упокоен вблизи того места, которое называют последним приютом Бориса Леонидовича. «Приют» этот виден отовсюду, ориентиром ему служат две старые, помнящие Пастернака живым и деятельным, сосны…

Вечер поэта, состоявшийся в ПКПБ им. А. М. Горького накануне 130-летия библиотеки — это новые страницы большого культурно-образовательного проекта «Мой ХХ век. Ценности ушедшего времени». Авторский этот проект библиотека ведет три последних года.

Стихи Пастернака, отобранные для вечера, — не чтецкая программа. Я не чтец. Не декламатор. Я — читатель, который делится с другими читателями своим пониманием стихов поэта. Его жизни и творчества. Оценкой позиции, занятой им в литературе и жизни. Позиции, исключающей ложь, самозванство, политическую конъюнктуру, приспособленчество и лесть. Только находясь на такой позиции, только ее заповеди исповедуя, можно было написать «Доктора Живаго».Только при таком условии.Он формулирует это условие в своем «Гамлете»: «Я — один. Все тонет в фарисействе». Как устоять? Как не сорваться с высоты этих строк?..

Вечер избранных стихов задумывался вечером для избранных. Для круга близких друзей библиотеки.

- Почему Пастернак? — спросил меня Виктор Васильевич Горчаков, принимая приглашение.

- Потому что он лучше других объясняет то, что я переживаю сейчас. И не только я. У нас с ним есть единомышленники. Правда, их «Мало. Их может быть, четверо»… Опять цитата. Мы все — в цитатах, как в былые оттепельные 60-ые, когда стихами в России дышали, как воздухом…

Программа «Вы здесь. Мы в воздухе одном» — это мое личное высказывание о поэте. Личное. «До дрожи в душе», — поддерживает меня поэт Раиса Мороз. – Пастернак — это как с заповедями скрижаль».

- Вот эта строчка из его стихов «На ранних поездах»: «Превозмогая обожанье, я наблюдал, боготворя, здесь были бабы, слобожане, учащиеся, слесаря…» Это его растворение в своих попутчиках. Узнавание в них России – почему-то особенно легло на душу.

Разбор отобранного для поэтического вечера материала ведет руководитель филологического направления Школы международных и региональных исследований ДВФУ Наталия Милянчук.

- «На ранних поездах» повторяются в программе дважды. Сначала стихи звучат в вашем чтении, а потом мы слышим их во фрагменте из кинофильма «Осень» Андрея Смирнова. Герой читает их любимой женщине. Читает в пристанционном буфете. В окружении того же «слободского» люда, студентов, ожидающие поезда, каких-то стариков. И в героях «Осени» узнаются современные доктор Живаго и Лара. Почему-то думаешь именно о них. По-новому переживешь все это. Эту связь поэта, пишущего не всегда понятные стихи и простых сердцем людей, в душах которых это слово поэта непременно должно отозваться.

Коллегу поддерживает кандидат филологических наук Ирина Фадеева: «Я поняла, что давно не перечитывала Пастернака. Захотелось опять открыть сборник. А все остальное чтение отложить на потом».

- Не уверена, что нужно было упоминать об Ивинской. В оценке этой женщины я остаюсь на позиции Ахматовой и Чуковской — убеждена Валентина Воронова, создательница когда-то знаковой на Приморском ТВ программы «Понедельник — день тяжелый». Она как всегда резка в оценках, и не считает нужным находить какие-то извиняющие ее тон слова. Ольга Ивинская – зловещая тень, искажающая светлый пастернаковский образ.

- Но вторая часть «Доктора Живаго» посвящена ей. И вся лирика 50-х — тоже о ней. Как с этим быть?

- Переадресовать Зинаиде Николаевне. Жене и спутнице Пастернака по жизни. Она — его ангел-хранитель. Только ей.

- Я не против. Но Пастернак решил иначе. Он — заодно с Ивинской, не с нами. И потом, с именем Ивинской в моей композиции возникает тема Лары. Музыкальная тема, сочиненная Морисом Жарром. Как она пронзительно прозвучала в исполнении ансамбля «Кармен». Согласись?

- Исполнение — хорошее. Тонкое. Но Ивинская уж больно не хороша.

- Валентина Анатольевна, Пастернак написал: «Но кто мы и откуда? Когда от этих лет остались пересуды, а нас с тобою нет». Объяснился исчерпывающе. Ведь так?..

- Я скоро отвечу тебе. Отвечу Кирсановым, — итожит свои впечатления от вечера народный артист РФ Александр Славский. У него в руках — потрясающий букет из белых и алых роз.

Я знаю, какСлавский читает. Слышал. Он делает это завораживающе. Когда я увидел его входящим в зал (а он чуть припозднился) я от страха и переживания забыл строчку. Уронил тон. Читал и пытался справиться с волнением. Каково? Я читаю перед залом, в котором помимо других дорогих мне людей, сидят два народных артиста РФ! Лучше об этом не думать. Что будет, то и будет.

А вечер поэзии Семена Кирсанова в нашей библиотеке Александр Славский обещает мне не первый год. Обещает, что к осени у него все сложится. И опять будут звучать стихи. И опять всем пришедшим будет хорошо. От хороших стихов. От хорошей, ими навеянной музыки.

У Пастернака это — «Рояль дрожащий» на музыку Александра Розенбаума и обязательная, ритуальная «Свеча горела» в исполнении Николая Вахрушева. Николай — практикующий врач-хирург. И способный вокалист. В ПКПБ с большим успехом прошел его вокальный вечер «Навстречу музыке движения легки».

От исполнения «Никого не будет в доме» Николай Вахрушев отказался. «Полетела» тема Зинаиды Нейгауз. Стихи Пастернак посвящал ей. Я был очень увлечен тухмановской «Ночью». Предложил ее. «А как объяснить присутствие Маяковского, я подумаю». Они — товарищи по поколению. Связи найдутся». «Ночь» — название тухмановское. У Маяковского — просто строчки. Неоконченное. Вспоминаете? «Уже второй, должно быть, ты легла. А может быть, и у тебя такое. Я не спешу и молниями телеграмм мне незачем тебя будить и беспокоить»…

На мой взгляд, самое убедительное лирическое признание во всем ХХ — ом веке! В поэзии ХХ века. Как соперничают тексты друг с другом — тексты Маяковского и Пастернака! Они соперничают так же, как соперничали когда-то эти поэты!

- Я только сейчас, «изнутри» программы, почувствовал всю красоту тухмановской музыки. И, конечно, текста Маяковского. Как сильно все звучит. Как мощно! Симфония!.. — говорит Вахрушев.

- Слушатели оценили это! Вам, Николай, достались самые громкие, самые продолжительные аплодисменты.

- Я думаю, аплодировали не мне, а этой перекличке поэтических текстов. «Ночь» Маяковского и «Ветер» Пастернака. Где вы разыскали запись голоса поэта?

- Да все там же. В Переделкине. В 1999 году мне подарила кассету с записями Пастернака Наталия Анисимовна Пастернак, невестка Бориса Леонидовича. Она — хорошая рассказчица. Какие-то, ею рассказанные эпизоды, я включил в программу. Все это помогло войти в материал. И вам, кстати, тоже. Когда вы слушали «Ночь» в первый раз, она не произвела на вас такого сильного впечатления.

- Да. Нужно было что-то понять, прежде чем браться за это произведение. Теперь бы я спел иначе. Я рад, что участвую в этом вечере. Потому что очень многое для себя открываю. Оказывается, Борис Леонидович прекрасно играл на рояле, сочинял музыку. Эти его прелюдии!..

И Николай Вахрушев, и камерный ансамбль «Кармен», и наш звукооператор, создатель видеоклипов и звуковой дорожки вечера Андрей Айхерт — все они не просто сделали свое дело, а объединили на момент проведения вечера свои усилия, чтобы возникла атмосфера настоящего содружества. И она возникла.

Мы договорились, что осуществим новую редакцию пастернаковской программы «Вы здесь. Мы в воздухе одном». В новом прочтении будет использовано больше записанного мной в Переделкине документального материала. Более тонко организованы и соединены музыкальные темы: Шопен, Брамс, Чайковский, Морис Жарр. Так, чтобы было совсем как у поэта: «Мне Брамса сыграют, — я вздрогну, я сдамся…»

Вот эта дрожь… Она должна быть схвачена и более тонко передана. Легкое подрагивание воздуха от его присутствия…

Вы здесь, Борис Леонидович. «Мы в воздухе одном»…

Александр Брюханов.