Государственное бюджетное учреждение культуры
Приморская краевая публичная библиотека им. А.М. Горького
105 лет со времени приобретения владивостокцами именного самолета «Лев Мациевич» (1912)

4 июля 2017 г.

105 лет со времени приобретения владивостокцами именного самолета «Лев Мациевич» для аэроклуба (1912).

Этот день вошел в историю Владивостока событием, которое взволновало значительную часть горожан. У Владивостока появился собственный самолет. Летним днем 1912 г. с московского завода «Дукс» доставили по железной дороге самолет «Фарман». Деньги собирали на него по подписке местного отдела Всероссийского аэроклуба и обошелся он местным энтузиастам воздухоплавания в 10 тысяч рублей. Половина этой суммы пришлась на 50-сильный мотор «Гном».

Самолет «Фарман-VII» постройки завода «Дукс». 1912 г.

«Фарман» собрали и хранили на ипподроме. Самолет был именной, названный в честь пилота Льва Мациевича, капитана корпуса корабельных инженеров флота, погибшего при показательном полете в Петербурге. Он стал первой жертвой авиационной катастрофы в России, и во Владивостоке решили сохранить о нем память.

Желание иметь собственный самолет и обучаться на нем пилотированию появилось у местных приверженцев воздухоплавания после показательных полетов Якова Седова, состоявшихся в мае 1911 г. Деньги собирали всем миром. По копейкам, рублям. Одного из членов аэроклуба П. Стрельникова направили на учебу в летную школу Севастополя. Но в Приморье уже появился свой летчик – Виталий Сущинский. Токарь механических мастерских военного порта он устроился механиком к Седову и участвовал с ним в гастролях по Сибири и Азии, затем обучался в Приморье, в школе Императорского Всероссийского клуба при Спасском авиаотряде, стал первым летчиком-инструктором.

Когда во Владивостокском клубе решали, кто будет летать на «Фармане» обучать новичков, то определили первый полет доверить П. Стрельникову. Для обслуживания аппарата пригласить В. Сущинского, с условием оставить прежнюю службу, посвятить себя авиатике, жалованье ему положить 40 руб. (чуть больше, чем получал сторож в успешной фирме). Так же наметили, что плата с пассажира за пятиминутный полет составит 40 руб., с членов отдела – 15 руб.

Первые полеты П. Стрельников совершил над городом 30 июля с ипподрома. Они так увлекли зрителей и пилота, что последний рейс Стрельникова прошел в сумерках.

Следующий раз «Лев Мациевич» поднялся в небо 15 августа, так как на ипподроме проходили бега. За штурвалом «Фармана» находился легендарный летчик того времени, мастер пилотирования Александр Кузьминский, племянник Льва Толстого. Когда он остановился во Владивосток по пути в Китай, Индонезию, Камбоджу, Персию, то было неясно, сможет ли он управлять аппаратом. Летчик еще не оправился после катастрофы, во время которой повредил руку, потерял зубы, разбил лицо. Но сложные воздушные фигуры, которые он продемонстрировал в приморском небе, показали, что Александр Александрович нашел в себе силы.




А.А.Кузминский в кабине Breliot.XI

Появление самолета «Лев Мациевич» во Владивостоке привлекло в аэроклуб новых членов, появились захватывающие планы совершить перелет в города Дальнего Востока и даже до Германии. В мае следующего года в городе состоялся праздник Воздушного флота. В небо один за другим поднялись два самолета, которые пилотировали братья Виталий и Всеволод Сущинские… А вскоре аэроклуб прекратил свое существование – закончились деньги. Летчики же не перестали летать. Они участвовали в войне на Балканах, на фронтах Первой мировой войны. Виталий Сущинский еще раз вернулся в Приморье в годы Гражданской войны с авиаотрядом армии Сергея Лазо. Затем летал на почтовых самолетах на северо-западе страны, в 1937 г. был обвинен в шпионаже и расстрелян как польско-японский агент.




Виталий Сущинский, беззаветно был предан небу

Георгий Климов
«Календарь дат и событий Приморского края на 2017 год»