Новости > Новость от 16 февраля 2015 г.

Ходили патрули по улицам

История Владивостока хранит множество имен интереснейших личностей,  людей с удивительной судьбой. Одни из них периодически упоминаются в научной литературе, беллетристике, краеведческих публикациях, другие известны узкому кругу исследователей.
Об одном из них, нашем соотечественнике, майоре американской армии Сэмюэле Джонсоне рассказал на очередном занятии исторического лектория А.  Буяков, действительный член Общества изучения Амурского края. Свою лекцию он посвятил малоизученной теме: Международной полиции Владивостока и ее деятельности  в период иностранной интервенции 1918-1920 годов. По словам Алексея Михайловича трудность исследования состоит в том, что значительная часть документов того времени была вывезена в Японию и США, и находится в различных архивах и фондах. Но в последние годы ему удалось познакомиться с некоторыми делами и узнать любопытные факты.
Во время интервенции во Владивостоке находились войска 15 стран, военнослужащие 12 национальностей. Самые крупные отряды составляли японцы, американцы, англичане, чехи… а еще по улицам Владивостока маршировали канадцы, французы, итальянцы, румыны, сербы.  Летом 1918 г. представители союзного командования приняли Декларацию об объявлении Владивостока стоящим под международным контролем. Нужно было препятствовать деятельности австро-венгерских агентов, присматривать за военнопленными германцами и австрийцами, поддерживать дисциплину среди разноплеменного войска, проводить мероприятия по  борьбе с преступностью. Для этих целей было решено создать во Владивостоке Международную военную полицию. Возглавил ее 44-летний майор американской армии Сэмюэл Джонсон.
В архивах Гуверовского института войны, революции и мира А. Буяков познакомился с послужным списком этого человека. Настоящая его фамилия Игнатьев Борис Николаевич. Родился 4 декабря 1874 года в области Войска Донского, принадлежал к графскому роду. В период учебы в Петровском Полтавском кадетском корпусе он начал серьезно конфликтовать с  отцом. Игнатьев бросил учебу, уехал из России и через какое-то время оказался в Америке. Как-то вечером загулял с моряками, а когда утром очнулся, обнаружил, что находится в море на пароходе. Какое – то время он проплавал на нем матросом. Когда же списался на берег и стал оформлять документы взял себе имя, начертанное на борту судна –Сэмюэль Джонсон. Пароход по всей видимости был назван в честь поэта 18 века, «первого лица в английской литературе», автора первого словаря английского языка.
 В Соединенных штатах Джонсон-Игнатьев занимался бизнесом, затем вступил в армию, начинал службу сержантом, а вскоре дослужился до  бригадного генерала национальной гвардии на Гавайях. Во Владивосток Сэмюэл Джонсон прибыл в звании майора в составе американского экспедиционного корпуса генерала Гревса.
В распоряжении начальника Международной военной полиции, располагавшейся в Шефнеровских казармах, находилось несколько отрядов общей численностью от 80 до 200 человек. Например, в русском отряде 2 офицера и 13 рядовых, в американском 2 офицера с 30 военнослужащими. Были и смешанные группы. Все они несли круглосуточное патрулирование, в усиленном составе выходили на улицы Владивостока в вечернее и ночное время. Алексей Михайлович сделал выписки из отчетов военной полиции за 1919 год ( за другие года документов не обнаружил). Ее патрулями было пресечено 240 уличных драк, арестовано 135 лиц, совершивших преступление, закрыто 35 притонов, 98 раз оказывалась помощь потерпевшим. Военные с повязками на рукаве  MPи MPI предотвратили за год во Владивостоке 4363 различных правонарушений.  Сам Джонсон считал, что наиболее значительным событием явилось подавление Гайдовского мятежа 17 ноября, во время которого, по его убеждению, решающую роль сыграли отряды Международной военной полиции. Во всяком случае,  после этого события майор был осыпан наградами стран участниц интервенции. Среди орденов есть и Георгиевский крест 4-й степени.  
В 1920 году, когда американский корпус собирался покинуть Владивосток, Сэмюэля Джонсона отозвали с должности начальника военной полиции, а вскоре майор ушел в запас. В Америке Джонсон некоторое время работал в таможне, следил за исполнением “сухого закона”. Умер граф Борис Николаевич Игнатьев в 1948 году. “Мне интересна была его судьба,- сказал,  завершая рассказ Алексей Михайлович,- но, к сожалению, широкими сведениями о его жизни я пока не располагаю».
Лекция сопровождалась фотографиями  из фондов Гуверовского института, на которых запечатлены участники патрулей Международной военной полиции на улицах Владивостока. Дополнил выступление А. Буякова некоторыми фактами из истории интервенции, и поблагодарил его за познавательный рассказ историк О. Щербаков.
Лекторий «Владивосток и его Гиляровские» ПКПБ им. А. М. Горького последовательно расширяет круг историко – краеведческих  тем, заполняет пробелы в летописи нашего города.
ВКонтакте