Новости > Новость от 14 апреля 2015 г.

Охота за шпионами

С увлекательнейшим сообщением  о деятельности военной и политической контрразведок во Владивостоке  в конце ХIХ начале ХХ веков выступил перед слушателями исторического лектория «Владивосток и его Гиляровские»  историк А. Буяков. Лазутчики, зарубежные разведчики, хунхузы стали проникать в Южно-Уссурийский край сразу же, как только здесь начали возникать  первые военные посты, казачьи поселения. Задача по их обезвреживанию в первое время возлагалась на пограничную стражу. Особо много неприятностей причиняли шайки хунхузов, совершавших свои набеги  из Китая. Бороться с ними было трудно по той причине, что местные манзы предупреждали бандитов о передвижении казаков, воинских отрядов. Но со временем пограничный комиссар Н. Матюнин, располагавшийся в Новокиевке (Краскино), организовал работу по выявлению китайских, японских шпионов. Алексей Михайлович рассказал об одном из эпизодов борьбы с хунхузами. В 1879 году ротмистр казачьей сотни Ножин, преследуя банду хунхузов, перешел границу ( опознавательных знаков ее не было) и на территории Китая вступил в бой с какими-то вооруженными людьми  и разгромил отряд. Оказалось, что это были воины китайской армии. Этот международный инцидент удалось разрешить,  благодаря авторитету и переговорному таланту пограничного комиссара.
По мере заселения края увеличивался  интерес к нему иностранных разведок. Поэтому в 1896 году была сформирована Владивостокская крепостная жандармская команда. Подчинялась она жандармско-полицейскому управлению Уссурийской железной дороги. Несмотря на малочисленность состава- вместе с пунктами в Посьете и Новокиевке- 65 человек ( в основном унтер-офицеры) - у нее было много задач. Жандармы должны были надзирать за проживающими в крепости и ее окрестностях, пресекать  ложные слухи, следить за дисциплиной среди нижних чинов, осуществлять охрану батарей и береговых укреплений, наблюдать за прибрежным судоходством, подавлять  антиправительственные выступления, бороться с пьянством… Среди русского населения Владивостока существовало убеждение, что многие азиаты, англичане занимаются шпионажем. Особенно подозревали в этом японских фотографов, парикмахеров, которые были готовы обслуживать военных по низким ценам. И такое мнение оказалось не беспочвенным. Когда спустя годы советская контрразведка заинтересовалась вещами одного японского фотографа, она обнаружила несколько альбомов со снимками русских офицеров.
 Сохранившиеся в архиве сведения свидетельствуют, что Владивостокская крепостная жандармская команда в 1903 году провела 10 задержаний японцев. Трех арестовали прямо на батарее Басаргина. Комендант Владивостокской крепости провел инспекцию команды и написал в рапорте, что она «бессильна справиться с возложенными на нее обязанностями».
… Когда в Приамурский край вернулся генерал-губернатором П. Унтербергер, он подал несколько всеподданнейших прошений с разрешением создать свою контрразведку. Но МВД сформировало в 1907 г. Владивостокское охранное отделение с розыскными пунктами в крупных городах губернаторства. А через три года в Приамурском военном округе было образовано Хабаровское контрразведывательное отделение с контрразведывательным пунктом во Владивостоке. Их задачей стало предупреждение  шпионажа в войсковых частях. Так,  в 1913 году контрразведчики арестовали и выслали из Владивостока председателя одного из корейских обществ, собиравших информацию для японцев. Много работы у контрразведчиков появилось с началом Первой мировой войны. В Приморье размещали пленных австро-венгров, германцев,  среди которых находились люди не прекратившие борьбу против России.
Вспомнил Буяков и «шпионскую историю» Адольфа Васильевича Даттана, совладельца фирмы «Кунст и Альберс», почетного консула Германии во Владивостоке. Его, как немца по происхождению, сразу же с началом войны взяло под наблюдение Владивостокское охранное отделение. Подозрения усилились после приезда из Петербурга к Даттану директора Путиловского завода, на котором строились русские броненосцы, К. Орбановски. Провели задержания, обыски и у обоих обнаружили чертежи кораблей, различную документацию. В январе 1915 г. Даттана выслали в Нарымский край. Но Алексей Михайлович высказал версию, что в этой истории прослеживается не столько шпионаж, сколько происки конкурентов Торгового дома «Чурин». Следователи установили, что появившаяся в печати статья петербургского журналиста Оссендовского о шпионаже немецких сотрудников фирмы «Кунст и Альберс» написана по заказу и проплачена фирмой купца Чурина.
Поведал А. Буяков и о малоизвестных эпизодах успешной работы русских контрразведчиков. Так, во время интервенции сыскное отделение регулярно получало документы из Генерального консульства США во Владивостоке. Два его агента «Z» и «Разведчик»- обслуга консульства- подобрали ключи от сейфа и снимали копии с документов. Много полезного сделали и агенты «Граф» и «Патриот», занимавшиеся перлюстрацией почты иностранных корреспондентов. Кто они? Это до сих пор тайна русской контрразведки Владивостока.
ВКонтакте