Новости > Новость от 25 сентября 2016 г.

Франкенштейн - не чудовище, он добр и общителен

В Клубе любителей эксклюзивного  кино «ЗЕРКАЛО», открывшего свой  осенне-зимний сезон 2016 г.  в ПКПБ им. А. М. Горького,  - аншлаг. В  программе – не очередной кинопросмотр, а творческая встреча с  артистом, который  многое определяет в современном кино. Это – Даниил Спиваковский, гость  XIV-го  Международного кинофестиваля «Меридианы Тихого».

   О Спиваковском написано много. Авторы одних публикаций  считают его явлением мирового масштаба. Другие берутся  определить его место в ряду звезд западно – европейского кино, и  находят его  рядом с Пьером Ришаром и Жаном – Полем Бельмондо. Третьи говорят: хороший артист, но Янковский был лучше. И Меньшиков лучше. И Данила Козловский…

  Мы же, проведя в  общении с артистом более двух часов, склонны думать, что Даниил  Спиваковский замечательно усвоил уроки своего гениального  учителя -  Андрея Александровича Гончарова, художественного  руководителя Московского театра им. Маяковского. Режиссера, много давшего артистам своего театра -  Александру Лазареву, Светлане Немоляевой,  Наталии Гундаревой, Игорю Костолевскому. Работавшему с Арменом Джигарханяном, Евгением Леоновым, ставившему для Марии Бабановой и Татьяны Дорониной. И если есть  необходимость  придумывать звездный ряд для Спиваковского, то его составят все выше перечисленные  имена артистов  Московского драматического театра им. Маяковского.  Его Альма – матер.

   За те два часа, которые он будет общаться со зрителями, им предстоит вынести  свое суждение об этом артисте.  Он появляется  под аплодисменты и демонстративно  отодвигает от себя микрофонную стойку. Более того, цепляет на него  свою бейсболку. И сразу,  без перехода обрушивает на Вас пастернаковские рифмы: «Гул затих. Я вышел на подмостки»…

  Начало многообещающее. Стихи о моменте выбора, который стоит перед каждым. Решаться на Гамлета, или, взвесив все, отказаться от роли. Ведь «сейчас идет другая драма». Этой драмой могут  быть разные представления о герое. О том, как решать образ. Шекспир ведь писал на века. Века «правят» великую роль, открывают в ней новые смыслы.   Сыграть Шекспира – « не поле перейти». Это уже  из Пастернака. У того – тоже: что ни строчка, то ключ к  осмыслению  каких – то важных понятий, явлений, смыслов. Например, Пастернак пишет о «Его Величестве случае»…

  Спиваковский любит это выражение, и вот как  соотносит его со своей жизнью:

 - В моей жизни « Его величество  случай»  сыграл роль исключительную. И на актерскую стезю он меня вывел, и личную помог обрести.

   Я родился в Москве, моя мама – психолог, доктор наук и, естественно,  она хотела, чтобы я продолжил ее дело, сосредоточился на изучении свойств человеческой психики. Но я не добрал одного балла для поступления в Университет. Устроился санитаром в  психлечебницу. Для 17- ти лет,  по – моему, довольно рискованно. Но опыт этот – ни с  чем не сравним, я использую его сейчас в   своей актерской  работе, - улыбается Спиваковский. -  В Университет я поступил со второго захода. И сразу же пришел в самодеятельный театр МГУ. Он связан с именами Ролана Быкова, Алексея Баталова – они в нем занимались со студентами. А играли на  сцене Ия Саввина и Алла Демидова. Родословная у театра еще та! Студенты, в нем занимавшиеся, каждое лето пытались  поступить в театральный вуз. Я тоже попробовал. Вышла осечка. Какой – то скучный человек из приемной комиссии сказал мне, что никакое театральное будущее мне не светит.

  Но вот тот самый случай. Иду после экзамена на псиффаке, вижу:  у театра Маяковского стоит группа ребят. У них третий тур отбора. Я присоединился. Прочел отрывок. Сыграл  сценку. Те, кто меня прослушивал с точкой зрения того скучного ассистента, который рубанул мне, что в театр мне путь заказан, - в корне не согласились. И вот я теперь перед Вами…

 - Ну, раз вы перед нами, - подхватывает ведущий вечера Александр Брюханов, - давайте мы вам будем задавать вопросы, а вы отвечать на них. И вот  вопрос на затравку: « Как Вы оцениваете  свою работу в фильме В. Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн»?

 - Очень дорожу ею и Никой,  полученной за лучшее  исполнение мужской роли – тоже дорожу.

 - Жестокое кино. Но Тодоровский, по – моему, пасует. Ваш герой – человек контуженный. Не совсем здоровый. Другое дело, если бы его поведение объяснялось тем, что оно сформировано войной – афганской, чеченской. И отсюда – жестокость, неадекватность, неумение вписаться в мирную жизнь. Разве таких мало?

  - Да, это был бы другой герой, но и с Франкенштейном Тодоровского  разбираться интересно. Контужен – да.  Но и войной  отравлен. Таких, отравленных войной, по России гуляет сейчас много.

 

    Любителям кино интересно. Играет Спиваковский конкретных персонажей: Суслова – члена Политбюро, главного идеолога СССР,  академика Ландау (фильм «Мой муж – гений») -  о беспорядочных любовных связях  выдающегося физика - академика, играет, наконец, о, господи – Адольфа  Гитлера в сериале, посвященном очень запутанной жизни родственницы Антона Павловича Чехова по линии  его жены Ольги Леонардовны  Книппер – Ольге Чеховой.

  - Ольга Чехова  написала мемуары, но  никакой ясности в свою жизнь, по – моему,  не внесла, - задает вопрос ведущий. – Выполняла она задания  советской разведки? В какой мере? Она пишет о том, что была доставлена в Кремль в самом конце войны для вручения ей правительственной награды. Значит, заслуги были?

-  Да они все работали на какую – нибудь  разведку, - отвечает исполнитель роли Гитлера. – И Грета Гарбо – тоже. Если бы мне предложили роль Ольги Чеховой, я бы рыл. Может быть, что – то и  накопал. Но мне позвонили и предложили фюрера. Я поначалу думал, ошиблись номером.

   Потом, когда начались съемки, думаю – как играть. Что играть монстра, чудовище? Или попытаться понять. Не оправдать, а понять. Я начал  додумывать историю их отношений с Ольгой Чеховой. Что он не просто увлечен ею. А может быть, даже любит ее. А ответного чувства нет. Вот и жесток с ней, вот и беснуется…

 -  Ну, а с Ландау? – Спрашивает зал. – Такого «ходока»  Вы изобразили. Когда же ему наукой – то заниматься было?

 - Да, научный мир пытался  возражать. Мол, зачем выносить все это на публику. Но нужно помнить, что это экранизация  воспоминаний  его жены Коры Ландау, которую в зрелом возрасте у нас в фильме замечательно  играет Людмила Чурсина. Так что это – правда. Для кого – то не желательная. Не премину  рассказать одну забавную историю. Была какая – то встреча у нашего Председателя Правительства в Академии наук. И его по окончании, в кулуарах,  спрашивают, видел ли он фильм, и как относится к тому, что Ландау там показан скандально?

  Дмитрий Анатольевич фильма не видел, но забеспокоился: «Что, не той ориентации был академик? Это выпячивается?». «Нет, - отвечают, - по бабам ходок большой был». «А, ну тогда все нормально, - смеется  Глава правительства.

  И проблема была снята. Фильм смотрят. А у меня с ним связано одно личное обстоятельство. Я спешил на свидание со своей будущей женой Свет ланой. Опаздывал. А нужно было снять грим старого Ландау. А технология его нанесения очень сложна. Отодрать бороду в секунду не возможно. Только вместе с кожей. Вожусь. Мучаюсь. Смертельно опаздываю.

 - Ну, и бежали бы в бороде. Она же знает, что вы – актер. Со съемки.  Что уж так переживать.

 - Да – да. У нас и так с ней разница в годах приличная. Ей  восемнадцать, мне -  тридцать с хвостиком. Я и так комплексовал. Свидание – то, фактически, первое. После нашей мимолетной встречи в самолете. Светлана – стюардесса. И вот я являюсь – в стариковском гриме. Представляете?

 - Не  прогнала?..

 - Да, мы женаты уже десять лет, и  у нас трое замечательных детей. Младшего зовут Андрей. Назван в честь Андрея Александровича Гончарова. Я сейчас, в силу разных причин, из театра ушел. Играю на договоре. Доигрываю. Но думаю, что вернусь. Театр – это то, что вечно. И  потом, «Маяковка»  – это такой театр! Андрей Александрович так много заложил в него,  и это заложенное им, не умрет никогда. Вот к этому, заложенному Гончаровым,  я и вернусь.

 

  В одном из интервью Даниил Спиваковский  сказал о себе, что он – человек закрытый. Любители кино из Клуба «Зеркало» этого не почувствовали. Перед ними сидел живой  человек и  просто и  уважительно  общался. Не чинился. Не «звездился». Не отбывал  время Творческой встречи, а, наоборот, активно «проживал» его.  Мы многое узнали.  И о проблемах современного кино,  и о том, поддерживается  ли Школа Станиславского, или прочно забыта нынешними молодыми. И о том, что библиотека – это место, где хочется говорить по душам. И если бы не самолет, он бы мог говорить ночь – напролет. Так ему с нами интересно.

   Артист успел заметить, что  в фойе  второго этажа у нас оформлена выставка макетов  юных читателей, которые занимаются в Клубе «Город профессий». Эта выставка – их представления о будущей профессии. Что стены в Большом читальном зале излучают « ауру». Они «намолены». Потому ему так легко и непринужденно с нами. Потому он открыт. Поэтому ему  не хочется уходить. И он очень рад, что в его расписании выдался вечер, который он провел в нашей Библиотеке.

    Вот как он выразил свои чувства в Книге почетных гостей  Библиотеки: «Дорогие друзья! Я восхищен Вашим трудом! Преданностью. Культурой. Спасибо!»

                                        

 Нам хочется ответить артисту тем же. Мы вели разговор «по душам». И душа библиотеки, и душа гостя были открыты навстречу друг другу.

 

  И еще огромное спасибо  главному специалисту Департамента культуры Приморского края  Наталии Макаренко, организатору встречи,  которая прекрасно понимает, как может раскрыться артист в зале, в котором стены «намолены» и в котором  так сильно дает себя знать некая  аура – аура  Творчества и  Сотворчества.