Новости > Новость от 24 октября 2016 г.

Валерий Янковский. Долгое-долгое возвращение

    «Говорить о Валерии Юрьевиче Янковском в стенах ПКПБ им. Горького  принято как о человеке близком, прочти родном, -сказал, открывая вечер, его ведущий Александр Брюханов, -Надеюсь, эта  интонация особой родственности  объединит всех  нас,  собравшихся отдать дань памяти и уважения  человеку, который  всегда воспринимался как   олицетворение всего лучшего, что оставил в памятливом народном сознании  основатель рода  – Михаил Иванович Янковский и его многочисленные потомки».


      Жизнь Валерия Юрьевича Янковского, 105 годовщину которого отмечает  ПКПБ им. А. М. Горького, и в самом деле выглядит  долгим – долгим  возвращением. Янковский  покинет родные пределы  одиннадцатилетним для того, чтобы вновь обрести  их   после отсидки в Магаданском лагере  уже  45- летним  человеком.

     В фондах ПКПБ им. А. М. Горького  представлены, практически, все труды Валерия Юрьевича, а в отделе рукописей и мемориальной работы – рукописи, письма, различные документы, переданные  Валерием Юрьевичем для хранения  и работы с ними. Разбирая архив, кандидат филологических наук, доцент Школы  региональных и международных исследований ДВФУ Ирина Фадеева обнаружила интереснейшие письма Нины Александровны Сокольской, адресованные Валерию  Юрьевичу. Сокольская воспитывалась в семье  дочери Вольного шкипера Гека – Елены Фридольфовны. Детство свое она провела на Сидеми, и все ее письма к Валерию Юрьевичу  - это попытка восстановить  прошлое. Воскресить Сидеми ее детства. Этот удивительный уголок  Южно-Уссурийского края. Фамильный, сказочный  полуостров Янковских...

 «Позвольте мне в письмах называть Вас Люкой (домашнее прозвище Валерия Юрьевича – прим. ред.). Ведь Валерием Юрьевичем я  Вас не знала и не знаю. А когда я говорю Люка, мне кажется,  нет за плечами  прожитой жизни, не было «Одиссеи» и не было «Голгофы». А где - то в далекой стране, стране, « у которой названия нет» - живут  Ива, Пена, Люка (детские прозвища детей Янковских – прим. ред) и есть Сидеми, есть берег и пристань, к  которой  приходит «Призрак» (фамильный ледокольный катер – прим. ред). И легкой рысью проезжает вдоль берега Юрий Михайлович, и как всегда, на его шляпе с  небольшими полями, торчит фазанье перо»…


    Письма, которые цитирует, взяв слово,  рассказчик,  проиллюстрированы слайд-презентацией. Мы разбираем на большом экране  почерк, и чувствуем волнение его автора. Едва сдерживаемые слезы, сбившееся от избытка нахлынувших чувств дыхание. Сидеми… Сказка детства…
     Письма вниманию широкой  общественности представлены впервые. Как и следующая информация о хозяйственной деятельности владельцев  полуострова. Мы наслышаны  о конном заводе, об оленниках, плантации культурного женьшеня, а вот о том, что  в хозяйстве  Янковских занимались разведением крупного рогатого скота (стадо в 40 голов голландской породы, надои от  одной коровы  составляли до 300 ведер за так называемый лактационный период)  и что в нем серьезно поддерживались разные виды сельскохозяйственных работ,  мы узнаем впервые.  Узнаем из опросных бланков Приморского сельскохозяйственного общества,  которые Юрий Михайлович Янковский – отец Валерия Юрьевича –  должен был ежегодно  отсылать во Владивосток.Довольно основательную презентацию на эту тему  подготовила историк Татьяна Тюнис. Ее сообщение называлось «Поместье Янковского».  Участники вечера увидели его как бы в разрезе. Разрезе  хозяйственной деятельности. В пользовании владельцев – амбары, хлева, конюшни, 5 сараев, погреб на 12 000 тонн овощей  т.д.  Владелец полуострова  проложил 30 верст дорог, осушил до 500 десятин земли под сенокосы. 
    
     Взяв в руки хозяйство Михаила Ивановича, его сын Юрий Михайлович довел  его до блеска. Государственный архив истории ДВ  располагает множеством источников, свидетельствующих о том, как  поднималась  экономика Сидеми. Умело работая с архивными источниками, Татьяна Тюнис  сумела  построить очень  убедительный рассказ, добавивший в общеизвестный портрет  хозяйственников Янковских  новые  довольно яркие и убедительные штрихи.
     Предпринимателями Янковские были отменными. Их пример, как говорится, другим наука. Сегодня имя Янковский носит крупнейший на Дальнем Востоке индустриально-промышленный парк, расположенный  в 5 километрах  от аэропорта «Владивосток».

    «Что такое  Авиаполис «Янковский»? – отвечает на прозвучавший из зала вопрос   начальник отдела по работе с клиентами проекта  Авиаполис «Янковский» Андрей Артамонов, -  это продуманная логистика и современные складские помещения. Современные. Но на брэнде   предприятия изображен тот самый  конь  с всадником в седле – Нэнуни – Янковским, появление которого  некогда потревожило  безлюдные дали Сидеми.
    Когда мы начинали проект, мы думали о преемственности. Думали об именах, которые создавали экономику края. Называя свой  проект именем Янковского, мы, разумеется, брали на себя  определенную ответственность. Не уронить имя. Оказаться достойным его. Вот что волновало нас, когда мы начинали.
    Мы дружим  с ПКПБ им. Горького. Библиотека  подпитывает нас необходимой информацией. Дружим и взаимодействуем. С помощью библиотеки оформлена комната для деловых встреч с партнерами. В ней со стен  и  с баннеров  на нас смотрят Янковские. Смотрят оценивающе. Требовательно»…
     Авиаполис Янковский – детище тех, кто строит сегодняшний бизнес, заглядывая в  прошлое, опираясь на опыт предшественников. 

                         «Отец строил,- вспоминал в письмах, приходивших в ПКПБ от Валерия Юрьевича из Владимира, - а наша матушка пыталась вдохнуть  в это строительство то русское, что жило в ее душе».

     Разумеется, этот утвержденный матушкой  Валерия Юрьевича – Маргаритой Михайловной – стиль сказывался на многих, чей жизненный путь пересекался с Янковскими. В том числе и жизненный путь Лариссы Андерсен – известнейшей поэтессы русского зарубежья. В экспозиции выставки, открытие которой сопровождает  сегодняшний вечер, можно найти письма, фотографии, дневники, принадлежавшие поэтессе и впоследствии переданные во Владивосток.     

    Образ возлюбленной Валерия Юрьевича Янковского раскроет фрагмент из кинофильма Никиты Михалкова «Россия без русских», в котором 100- летняя поэтесса вспоминает о своем романе с молодым Янковским, а также живая музыка – фрагмент «Маленькой ночной серенады» Моцарта в исполнении струнного квартета «Кармэн». Выступление этого квартета сопровождало программу мемориального вечера «Долгое – долгое возвращение». Собравшиеся услышали музыку, которая в свое время звучала на Сидеми: Янковские не знали равных в деле проведения музыкальных вечеров и вечеров мелодекламации.
    Летописец рода  Валерий Юрьевич Янковский в одной из своих первых книг – «Полуостров» – писал о шуме времени, который  всегда чудился ему при каждом посещении Сидеми. Этот шум времени услышан  теми, кто мечтает   сегодня возродить в бывшем Сидеми его прежний духовный облик. Именно этим  все последние годы жизни был озабочен Валерий Юрьевич и группа энтузиастов из Владивостока. И прежде всего, правнук легендарного вольного шкипера Гека – Леонид Юльевич Васюкевич. Он начинал с возрождения музея «Первопроходцев Дальнего Востока», открытого им в Сидеми  на месте дома шкипера Гека, затем увлекся идеей приведения в порядок  исторических мест на полуострове. А затем  принял участие в выборах главы  муниципального образования поселка, и вот  теперь он – глава местного поселения, продолжатель того дела, которое начинали в этих местах  шкипер Гек, Янковские, пароходчик Юлий Иванович Бринер и т.д.
   К Л.Ю. Васюкевичу  участники вечера  проявили особый интерес. Во-первых, он и Валерий Юрьевич  часто встречались, и ему есть что вспомнить об этих встречах; во-вторых, вместе  учреждали  Фонд первопроходцев, в-третьих, начинали работу по возвращению поселку его исторического имени  –  Сидеми.

  «Необходимо  вернуться к этой работе. - Согласился  Леонид Юльевич.- Фамилия Янковские  сегодня на слуху. Их вклад в дело обустройства края огромен. И историческое название Сидеми должно быть  возвращено к жизни. Нужна поддержка общественности. И я думаю, участники сегодняшнего вечера будут первыми, кто откликнется  на наш призыв». 


    Пока шел вечер, слово «возвращение» произносилось часто: вернуться к работе с документами архива Валерия Юрьевича,  возобновить  работу по возвращению поселку Бехверхово его исторического названия – Сидеми.    Вообще, если вдуматься, вся жизнь Валерия Юрьевича принимает эту формулу «Долгое – долгое возвращение». Возвращение в мир, с которым он, Янковский, прожил то в согласии, то во вражде почти век. Прожил, совершая долгое – долгое возвращение к себе самому. В свой русский дом. К началу. К излету.  
Как летят в родные
 места перелетные птицы. Летят только им одним ведомым путем.
      И нет силы, которая смогла бы
 остановила этот полет.     
              Полет домой.
 
                      К заветному.