Государственное бюджетное учреждение культуры
Приморская краевая публичная библиотека им. А.М. Горького
Виткаций и Салинский – в польском пространстве ПКПБ им. А. М. Горького

23 января 2017 г.

Наша главная задача – рассказать и показать активной части России, что нового и интересного происходит в современной Польше – так позиционирует себя Польский культурный центр в Москве, имеющий статус дипломатической миссии при Министерстве иностранных дел Польши в РФ.

Будучи в служебной командировке во Владивостоке, его директор Дариуш Клеховски посетил ПКПБ им. А.М. Горького

Преодолеть семь тысяч километров для меня – сущий пустяк, — сообщил нам польский гость. – Несколько лет я был связан с Красноярском. Преподавал в тамошнем университете. К перемещениям по Вашей стране привык. Расстояния не пугают меня. Сотрудничество между нашим Центром и Вашей библиотекой — реально. Для меня книга — остается одной из главных духовных ценностей. Польский культурный центр располагает замечательным собранием книг – библиотекой, представляющей польскую классику, современную литературу, различные монографии, альбомы по искусству, словари и энциклопедии. Со мной и в этой поездке – несколько новых книг, которые бы я хотел передать Вашей библиотеке.

– Вы располагаете хотя бы какой – то информацией о нашей работе?

Разумеется. Я знаю, что в Вашей библиотеке работает киноклуб «Зеркало», который очень внимателен к польскому кино. В прошлом году Вы показали ретроспективу фильмов Анджея Вайды «Вайда. Пепел 60-тых», а мы подобную ретроспективу осуществили совсем недавно, в декабре, в Третьяковской галерее. Потом, я обратил внимание, что в программе киноклуба целая подборка Ваших фильмов с участием польских звезд «Аромат Kobiety», и завтра Вы показываете «Зосю» с Полой Раксой.

– Оставайтесь. Посмотрите. Расскажете нам о ней. Она предпочитает не встречаться с прессой, и интервью больше не дает. Мы мало знаем о Раксе сегодняшней.

Завтра я уже буду в Иркутске. Таков маршрут. Но кино – это важная область нашей работы, и я надеюсь, что какие – то совместные проекты возникнут. Но главное, чем Вы меня заинтересовали, – это изданная Вами книга Станислава Салинского «Птицы возвращаются в сны». Мне предстоит познакомиться с ней. Если честно, имя автора мне до сей поры не было известно, и то обстоятельство, что первые два десятилетия своей жизни он был связан с Тихоокеанской Россией, Вашим краем – для меня тоже новость. Хотя, работая в Красноярске, я занимался польско – российскими связями. Но они ограничивались Сибирью. Теперь вот мне предстоит познакомиться с прозой Салинского, переведенной во Владивостоке. Я понимаю, что материк российско – польских культурных связей — огромен. Открытия реальны. Есть тема для диалога, в лице Станислава Салинского мы видим широкие возможности для будущей совместной работы. А пока наши планы связаны с Виткацием. Это псевдоним Станислава Игнация Виткевича, одного из самых выдающихся и значительных польских художников ХХ столетия.

– В нашей библиотеке есть его книги. Но мы ничего не знаем о Виткевиче – художнике. Тем более, о Виткевиче – фотохудожнике.

Выставка, которую мы хотели бы показать, представляет лучшие из сохранившихся снимков, созданных Виткевичем. С точки зрения формальных решений, эти произведения, несомненно, новаторские, опередившие свое время и по – прежнему интересные зрителю, поскольку искусство фотографии вновь завоевывает внимание зрителей всего мира.

Свои фотографии Виткевич никогда не выставлял публично, поэтому их довольно поздно обнаружили. К своему фототворчеству он относился как к чему-то совершенно личному. Лишь относительно недавно, после первых выставок – в Музее Искусства в Лодзи в 1979 г. и в Галерее Критиков в Варшаве в 1980 г., – показавших публике большинство сохранившихся снимков, фотография была признана одной из составляющих его творчества.

Мне бы очень хотелось познакомить с ними читателей Вашей библиотеки. Думаю, они станут интересным разделом того польского контекста, который у Вас сложился. Ведь птицы, о которых писал Салинский, возвращают нам прекрасные мгновения жизни и искусства не только в романтических снах, но и наяву. Не так ли?