Новости > Дата от 21 июля 2017 г.

80 лет поездке на Дальний Восток Петрова Евгения Петровича (1937)



Духовной слаженностью были соединены И. Ильф (И.А. Файнзильберг, 1897–1937) и Е. Петров (Е.П. Катаев, 1903–1942), авторы «Двенадцати стульев», «Золотого телёнка», «Одноэтажной Америки», блестящих фельетонов, сценариев.

Разные, они превратились в единый организм. Когда хоронили И. Ильфа, Е. Петров обмолвился горькими словами: «Я присутствую на собственных похоронах…». Не случайно Евгений Петров отправился на Дальний Восток в 1937 г., год смерти Ильфа, уезжает потому, что ехать на Дальний Восток собирался И. Ильф. Он едет как корреспондент газеты «Правда» в поездку, которая давно зрела, жила внутри. Просторы огромной страны в «Двенадцати стульях», «Золотом телёнке» измерялись расстоянием до Владивостока («Вот идёт он из Владивостока в Москву по сибирскому тракту…» «Уже Остап замышляет долгое и покойное путешествие во Владивосток»).

Газеты «Красное знамя», «Тихоокеанская звезда» совсем немногословно рассказывают о пребывании писателя на Дальнем Востоке: несколько очерков, очень короткая заметка в «Красном знамени» (10 июля 1937 г. № 167, стр. 4) о приезде Евгения Петрова в Хабаровск, о том, что он будет на Дальнем Востоке полгода, посетит Камчатку, Сахалин, Владивосток, части ОКДВА, Тихоокеанского флота, погранзаставы.

Почему почти не отмеченной в печати осталась поездка на Дальний Восток известного, популярного писателя? Можно думать: его состояние души, скорбь об утраченном друге, соавторе оказались тому причиной. И вообще, как свидетельствуют его современники, Евгений Петров не любил публичных выступлений. Он не любил ни встреч, ни оваций, ни приветствий. Главное для него было всегда сохранять острым оружие критики. «Звонари» («Тихоокеанская звезда», 15 августа 1937 г.) – называется сатирический очерк писателя. Его гражданский гнев не знает предела, пощады. Звонари – это прозаседавшиеся работники крайисполкома и Хабаровского горсовета. Заседая, рассматривая повестки дня из 45, 103 вопросов, они не решают проблемы насущные по-деловому. А это ли не вина руководителей края, который требует дела, практики?

Дальний Восток изумляет Евгения Петрова: «Чем больше едешь по краю, чем короче знакомишься с людьми, чем ближе сталкиваешься с живой жизнью, тем больше убеждаешься, что Дальний Восток – это страна чудес. Его люди, как и его природа, самобытны, цельны, неповторимы. Когда видишь, как они живут и работают, появляется глубокое оптимистическое чувство. Недаром сюда стремится молодёжь со всех концов Союза. И какая молодёжь! Как она работает, как она довольна своей новой деятельностью! Как она мало требует и как много даёт!

Будущее края так громадно, что его даже трудно себе вообразить. Уже сейчас край далеко не тот, что был когда-то. Это колоссальная и экономически почти самостоятельная страна, с передовой промышленностью, первоклассной армией и блестяще натренированным флотом.

Дальневосточный край вызывает законную гордость у советского гражданина, о нём помнят и интересуются, о нём заботятся так, как, пожалуй, не заботятся ни об одном крае».

Как быстро изменялся край… В 1936 г. Владимир Лидин писал о потребности рабочей силы на Дальнем Востоке, о необходимости ехать в край. В 1937 г. Евгений Петров в очерке «Молодые патриотки» (И. Ильф, Е. Петров, собр. соч., т. 5) рассказывает о Валентине Хетагуровой, большом потоке девушек, откликнувшихся на её призыв. Девушки едут на Дальний Восток, горячо желая преодолевать трудности. Что определяет этот чистый, благородный порыв? Любовь к Родине. «У нас за двадцать лет выросло поколение духовно чистых, неиспорченных людей», – с удовлетворением пишет автор. Приехав на Дальний Восток, девушки обязательно хотели ехать на Камчатку и только в крайнем случае на Сахалин, ехать далеко, работать непременно, где трудно, где нужно. Могла ли выстоять страна, если бы её дочери не имели такого высокого дыхания? Это достойная высота, на которую их подняла любовь к Родине. Именно об этом читаем у Валентины Хетагуровой в статье «Молодые патриотки» («Тихоокеанская звезда», 12 июля 1937 г.): «Они едут из любви к своей стране, из любви к советскому Дальнему Востоку… Наш родной советский Дальний Восток мы никому не отдадим. И пусть всякий знает, что в лице трёх тысяч и тысяч молодых дальневосточниц, он встретит пламенных и страстных патриоток родины, девушек-бойцов, готовых отдать себя целиком делу коммунизма…». Молодые патриотки понимали, как они нужны краю. Встреча 3 мая 1937 г. с маршалом Советского Союза, легендарным командиром ОКДВА В.К. Блюхером заставляла глубже понять смысл их приезда.

Приятно, что многое радовало в крае Е. Петрова, радовала встреча с человеком, знакомство с которым доставляло истинное наслаждение. Это фельдшер Матвей Алексеевич Мартыненко. Очень давно и добросовестно он работает в отдалённом нанайском селе, «знает великий секрет – не только лечить пациента, но и жалеть его, болеть за него душой». Старый фельдшер уважал и любил человека – это и принесло ему признание нанайцев.

Дальний Восток запомнился встречами, красками, ощущением, цветом: «Закат был так хорош, что только из-за одного этого заката стоило примчаться из Москвы за десять тысяч километров. Но рассвет казался ещё прекраснее. Была минута, когда над тёмной ещё рекой стояла розовая курчавая гора, освещённая невидимым солнцем. Над ней, небрежно зацепившись за вершины деревьев, повисло толстенькое облако, как приготовленный к полёту воздушный шар. Была минута, когда река вдруг приобрела цвет и гладкость синеватой бритвенной стали, далеко за кормой катера протянулись и застыли три одинаковые круглые волны. И наступила минута, когда мир стал предельно прозрачен и целиком, вместе с голубым небом, облаками, прибрежными ивами и лодочкой нанайцев, выехавших на рыбную ловлю, отразился в восхищённой воде». Запомнился край просторами: «На Дальнем Востоке всё удивительно и громадно». Край удивительный и громадный необходимо было защищать – и его защищали стойко, мужественно, самоотверженно: «Вот она гора Винокурка…

Несколько дней назад в этом месте произошло то, что у нас в газетах обычно сухо называется «Очередная провокация японской военщины», а в военную историю войдёт под названием «Бои на горе Винокурке 5 и 6 июля 1937 года». Не было ни одного случая трусости. Ни один красноармеец не дрогнул, хотя большинство из них впервые оказались под пулями». Это строки из очерка Е. Петрова «Штурм высоты» («Правда», 17 июля 1937 г.), строки о героизме лейтенанта Шацкого, политрука Николаенко, красноармейцев Осжилка, Фоменко, мужестве всех защитников высоты. Хорошее, сильное, рождённое социализмом, радует писателя: «Демократизм в армии – вот большое её богатство. Полная дружба между командирами и красноармейцами, полное понимание и доверие. Демократизм в соединении с блестящей дисциплиной. И ещё, самое удивительное – высокая сознательность бойцов». Очерк написан Е. Петровым по свежим следам. Он совершил ночной авторейс в район погранзаставы. Ему необходимо было прочувствовать бой, чтобы написать правдивую строку. Таким оставался Е. Петров и в годы Великой Отечественной войны. Он рвался в Севастополь, побывал в адовом сражении. Погиб в авиакатастрофе, возвращаясь в Москву.

Печальны слова Валентина Катаева, его старшего брата: «…с чёрным шрамом поперёк носа лежал мёртвый Женя, засыпанный быстро увядшими полевыми цветами в наскоро сколоченном из не струганных досок случайном военном гробу, и взвод солдат стрелял из винтовок в воздух, отдавая ему прощальный салют, знак воинской доблести среди этой донской степи, где в разных местах валялись части разбившегося «"дугласа"».

…Какая странная судьба: Евгений Петров родился позже И. Ильфа на пять лет, пятью годами позже погиб. Оба они ушли из жизни тридцатидевятилетними.

В. Синько

«Календарь дат и событий Приморского края на 2017 год» https://pgpb.ru/digitization/document/2116/