Новости > Статья от 27 февраля 2018 г.

В.К. Арсеньев. «Лесные люди». 90 лет.

«Племя, заблудившееся в веках». Так называлась небольшая заметка о  народности, живущей первобытной жизнью в Уссурийской тайге, напечатанная в «Вечерней Москве», которую прочитал режиссер А.А. Литвинов и тут же загорелся идеей показать это на экране. Научные сотрудники Института этнографии АН СССР высоко оценили эту идею и посоветовали связаться с тогда уже известным писателем и исследователем Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым. Тому идея фильма пришлась по душе, и он дал согласие безвозмездно помогать киноэкспедиции в качестве  научного консультанта и редактора.

Руководство «Совкино» (впоследствии «Мосфильма») сделало все возможное, и в начале февраля 1928 года – 90 лет тому назад – небольшая киногруппа (режиссер А. Литвинов, оператор П. Мершин и практикант З. Фельдман) прибыла во Владивосток для последующей долгой и интересной работы.

Арсеньев настоял на серьезных изменениях уже написанного в Москве сценария фильма, основой которого в итоге стала книга «Лесные люди – удэхейцы», вышедшая в 1926 году (эта книга есть в фондах нашей библиотеки, так же как и ее электронный вариант).

Экспедиция длилась шесть месяцев, и по возвращении во Владивосток весь материал был проявлен, рабочий вариант фильма был показан узкому кругу зрителей в кинотеатре «Уссури», включая, разумеется, и В.К. Арсеньева. Реакция Владимира Клавдиевича была сдержано-отрицательной. Он признался, что увидел не фильм, а какую-то «окрошку»…

После серьезной доработки фильм был опять показан Арсеньеву и – по просьбе писателя – проводнику экспедиции Сунцаю. По окончании просмотра писатель спросил удэгейца о его мнении. На что тот показал на Литвинова и сказал: «Его очень хитрый… все правда снимай». Это была настоящая высокая оценка проделанной работы, с которой согласился и Арсеньев.

Фильм получился очень интересным и самобытным. Во многом следуя упомянутой выше книге В.К. Арсеньева, в которой главное – это быт удэгейцев, их отношение к родной им природе, он – в своей последней части - был вынужден подчиниться главной задаче, поставленной перед съемочной группой. Это показ приобщения удэгейцев, ведущих первобытный образ жизни,  к прогрессивным нововведениям социализма и новым социальным отношениям.

В фильме есть короткий фрагмент шаманства перед выходом мужчин на охоту, сопровождаемый крупными планами  смеющихся удэгейцев. Понятно, что это насмешка над первобытной дикостью аборигенов была специально смонтирована режиссером. Фильм был заказан советским государством и его сценарий был утвержден соответствующими идеологическими институтами, без чего, как мы сегодня знаем, экспедиция бы не состоялась.

В конце фильма В.К. Арсеньев прощается со своим удэгейским другом Сунцаем, который на пароходе возвращается из Владивостока в родные места. На это же судно грузят скот и сельхозтехнику для удэгейцев, которых ждет встреча с новой жизнью. Ясно, то эта встреча будет далеко не безоблачной. Но к чести авторов фильма в его последнем титре «Удэ получил и скот, плуги. Им будут устраивать школы, больницы и огороды, но охоту на зверя они не забудут» звучит надежда на то, что в жизни «лесных людей» останется то, что им дорого и без чего они не представляют своего существования.

Фильм получил одобрение на всех уровнях власти и очень хорошую прессу. По мнению Н.Н. Билибина, тогда Уполномоченного Главнауки на Дальнем Востоке, «проделанная работа не оставляет желать ничего лучшего…Картина должна высоко поднять авторитет кино как средства исследования». Заведующий кинопрокатом «Совкино»  во Владивостоке И. Ярославцев писал: «Эта фильма будет интересна для всех возрастов, для рабочего и работницы, для крестьянина и крестьянки, для русского, немца, американца и самоеда. Особенное значение она будет иметь для нашего юношества, служа источником бодрого настроения и убедительнейшим агитатором за краеведение и туризм».

На афишах фильма писали: «Каждый советский гражданин должен видеть эту картину». Так оно и получилось. «Благодаря» идеологическому фильтру, через который прошел снятый материал, фильм получил разрешение на  широкий прокат и  с удивительным успехом был показан по всему Советскому Союзу и во многих зарубежных странах. Сегодняшний зритель может посмотреть этот уникальный исторический кино-документ ниже:

В заключение, дорогой читатель, позвольте предложить Вам ознакомиться с небольшой заметкой В. Кучерявенко «Два ответа В.К. Арсеньева» в газете «Красное Знамя» от 27 сентября 1947 года (из фондов периодики библиотеки).

«Арсеньева мы знаем как выдающегося исследователя нашего края и замечательного писателя, книги которого высоко оценил А.М. Горький. Но не известны широко некоторые факты, характеризующие его как горячего патриота нашей родины, которой он посвятил все свои труды.

Когда в 1922 году Красная Армия выметала из Приморья иностранных интервентов и белогвардейцев, многие из них, пугая Арсеньева «Советами и большевиками», предлагали ему покинуть Россию. Арсеньев решительно отмел эти попытки.

Он гордо ответил: «Я-русский. Работал и работаю для своего народа. Незачем мне ехать за границу».

Арсеньев горячо восставал против  иностранных фальсификаторов, пытавшихся принизить роль русского народа в  освоении Дальнего Востока, изображавших историю нашего края в извращенном виде.

Владимир Клавдиевич с возмущением указывал, что иностранные археологи и историки вывезли из Приморья ряд памятников Бохайского царства, чтобы впоследствии фальсифицировать историю.

В 1927 году Арсеньев собрался в очередную экспедицию в глубь Уссурийской тайги. Об этом узнали германские предприниматели. Одна крупная немецкая фирма предложила Владимиру Клавдиевичу включить в состав участников экспедиции ее кинооператора. За эту «любезность» фирма готова была принять на свой счет все расходы по экспедиции.

Арсеньев ответил немцам категорическим отказом.

Показать на экране Дальневосточный край было заветной мечтой исследователя.

Он обратился в Москву, и оттуда в 1928 году была послана первая киноэкспедиция, которая, имея консультантом такого знатока нашего края, как Арсеньев, создала два фильма: «Лесные люди» и «По дебрям Уссурийского края».

Советская родина дала возможность выдающемуся исследователю Дальнего Востока осуществить ряд интересных путешествий – на Камчатку, на Командорские острова, из Совгавани в Хабаровск и другие. Она окружила его заботой и вниманием. И Арсеньев преданно служил ей всю свою жизнь, гордо отвергая путь призрачной «славы», купленной ценой низкопоклонства перед заграницей».

                                          Вячеслав Савруев, зав. сектором периодики